Онкохирург: «Когда пациенты приходят спустя годы и благодарят — это вдохновляет»

В трeтьe вoскрeсeньe июня в Кaзaxстaнe oтмeчaeтся Дeнь мeдицинскoгo рaбoтникa. Этa прoфeссия — oднo из сaмыx слoжныx, и трeбуeт бoльшoй сaмooтдaчи, знaний и упoрствa. Зa иx сaмooтвeржeнным трудoм стoят тысячи спaсeнныx чeлoвeчeскиx жизнeй. 

Кaк приxoдят в прoфeссию,  кaкoвo этo — быть xирургoм и прoвoдить мнoгoчaсoвыe oпeрaции, и чтo вдoxнoвляeт врaчeй — рaсскaзaл кoррeспoндeнту Tengrinews.kz казахстанский онкохирург Марат Кузикеев.

«Я вырос в семье госслужащего: мой отец был директором совхоза в то время, мама бухгалтером. Я думал, что пойдут по стопам отца, буду поступать в аграрный, и даже не помышлял о врачебной профессии. Однажды друг отца позвал меня в операционную. И я загорелся, захотел стать как он — хирургом. После окончания Алтайского медуниверситета я уже не мыслил себя без хирургии.

Передо мной стоял выбор: стать кардиохирургом, трансплантологом или общим хирургом? В 2006 году я пришел в онкоинститут. Это все-таки требует призвания. Здесь непростой контингент пациентов, и по нозологии, и по возрасту, требующий особого подхода.

Не каждый врач может работать здесь. Даже мои родственники спрашивали «Марат, а зачем в онкологию, там же тяжело?». Но все-таки я сделал свой выбор в пользу лечения рака.

Свою первую операцию я помню очень хорошо. Это была клиническая интернатура, я трясущимися руками вскрыл гнойник. Вообще,это считается самой простой операцией, под местной анестезией — новокаином, но тем не менее волнение было. Такая у меня была радость, когда гнойник был найден и выпущен! После этого психологический барьер был пройден и началась большая, полостная хирургия.

В онкологии я пришел уже зрелым врачом, кандидатом медицинских наук. К тому времени я уже обладал практическим опытом операций на органах брюшной полости.

Как сейчас помню свою первую операцию в онкологии, где я был уже в качестве оперирующего хирурга, руководил процессом. Это была операция при раке желудка. Профессор Жеткерген Анесович Арзыкулов, после полугода стажировки, доверил мне сделать операцию. Она прошла успешно, пациентка поправилась, выписалась, мы с ней после этого еще долго общались.

Вообще в онкологии хирург допускается к самостоятельным операциям, минуя 10-летний рубеж практики, не раньше. До этого им поручают делать более простые манипуляции — перевязки, ведение больных, ассистирование на операциях.

 

Конечно, я помню своих первых пациентов, первые операции. Особенно тех пациентов, лечение которых требовало большого труда и усилий. Когда ты их ставишь на ноги — испытываешь профессиональное удовлетворение.

Разные пациенты бывают. Но мы не должны думать, что это фатальная болезнь, что она смертельная. Мы смотрим с философии врача: есть конкретная болезнь, есть пациент и надо сделать все, что в наших силах и возможностях.

Многое зависит и от настроя больных. Когда они приходят — возбуждены,  для них это психологический удар, когда узнают о своем диагнозе. Мы стараемся этих пациентов успокоить, настроить на позитивный лад, объяснить что рак — это не смертельная болезнь,  а все-таки хроническая, которая при раннем и правильном лечении — излечима. Есть пациенты, которые живут 11 лет после моих операций. Приходят люди, которых оперировали 20-25 лет назад! Конечно же, такие пациенты нас поддерживают и вдохновляют морально, мы видим, что рак — это не приговор.

Самая долгая моя операция длилась около 12 часов. Это была пожилая женщина, у нее был рак прямой кишки, осложненная опухоль, распространенный процесс, с прорастанием в кость. Поэтому операция затянулась. Пациентка выжила, была гигантская кровопотеря–более 8 литров. Несмотря на это, она поправилась.

К нам в КазНИИ онкологии и радиологии в основном поступают тяжелые пациенты. К нам направляют больных из регионов с рецидивными и осложненными опухолями. В среднем, врачи центра абдоминальной онкологии выполняют 5-6 операций в неделю.

За те годы, что я работаю в онкологии, конечно, многое поменялось. Раньше 100 % операций выполнялись путем широкого рассечения брюшной полости. Сейчас внедрена малоинвазивная, эндоскопическая хирургия. Делаются 4 прокола, небольшой разрез — и удаляется опухоль из организма. При таких операциях человек 3 раза быстрее восстанавливается и возвращается к прежней жизни.

Сейчас хирургия — это не только скальпель и зажим. Сейчас у нас есть достаточно хорошо оснащенные операционные, лекарства, которых раньше не было. Широко внедряются высокотехнологичные, малоинвазивные операции, проводятся мастер-классы. Мы постоянно совершенствуемся. Технологии не стоят на месте, они постоянно развиваются. Я вижу позитив и прогресс в развитии онкологической службы нашей страны.

Рак — это все-таки больше болезнь пожилых людей. Начиная с 50 лет — есть риск развития колоректального рака, рака печени, поджелудочной железы.

Для профилактики раковых заболеваний — советую больше заниматься спортом, вести здоровый образ жизни, не курить, не злоупотреблять алкоголем. По возможности исключить красное мясо из рациона, особенно пожилым людям. Для профилактики рака желудочно-кишечного тракта — нужно есть больше клетчатки: салатов, овощей и фруктов; избегать застоя кала в толстом кишечнике, проводить профилактику запоров. И всегда обращаться к медикам за помощью, вовремя. Ни в коем случае не заниматься самолечением».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.